Должностные преступления

14 февраля 2004 года, в московском аквапарке «Трансвааль-парк» обрушилась крыша

Фото: Анатолий Жданов / AP

14 февраля 2004 года, в московском аквапарке «Трансвааль-парк» обрушилась крыша. Под обломками погибли почти три десятка людей, около 200 были ранены, многие получили тяжелые увечья. Среди жертв было восемь детей и множество молодых людей, пришедших в аквапарк отметить День влюбленных. Страшные опасения, что здание взорвали террористы, вскоре опровергли: причиной оказались банальные и грубые ошибки в проектировании. Что пережили чудом уцелевшие и почему практически никто не ответил за эту трагедию.

День рождения

Двоюродный брат московской девочки Саши родился 11 февраля, но в 2004 году эта дата выпала на среду, и потому отпраздновать решили в субботу, 14 февраля. Провести день рождения захотели в «Трансваале» — огромном аквапарке, который открыли за пару лет до этого.

Парк предлагал внушительный набор водных развлечений. Тут были бассейны с волнами — от крупных до имитации прибоя, большой водопад, скалы, пляж с шезлонгами — мечта для ребенка посреди хмурой февральской Москвы.

Саша, которой тогда было 11 лет, и ее сестра Алена очень хотели там побывать, и теперь это наконец случилось. Восьмерых ребятишек повез в аквапарк отец именинника, дядя девочек.

Несмотря на то что за вход приходилось выложить немаленькую по тем временам сумму, очереди в «Трансвааль-парк» были огромными, тем более в День всех влюбленных, когда в аквапарк устремились парочки. Впрочем, Саше с Аленой повезло: их пропустили без очереди.

Фото: Виталий Белоусов / ТАСС 1/2

У входа немного замешкались — у Алены не было купальника, и его пришлось купить. Они зашли в раздевалку, переоделись, вышли в зал и разбежались в разные стороны. Саше все было в новинку, и в какой-то момент она даже растерялась, выбирая водный аттракцион.

«Это началось внезапно, мы только зашли, всего минуту-полторы там находились, — вспоминает сейчас уже взрослая Александра Гроза. — И тут раздался какой-то странный звук, я повернулась и увидела, как свет погас и что-то полетело в мою сторону».

Обрушение

Хлопок, осыпающиеся осколки стеклянных стен, медленно оседающая крыша и облака пара — так запомнили этот момент посетители «Трансвааль-парка». Кто-то рассказывал, как по потолку поползла трещина, и большой обломок рухнул вниз.

Александра хорошо помнит стену, похожую на пещеру, с зубцами и углублениями. Что-то заставило ее в тот момент забиться в одно из этих углублений, и через мгновение крыша посыпалась на людей.

Охрана приказывала всем выходить на улицу, многие кинулись к запасному выходу, другие в панике бежали им навстречу. Мужчина и женщина в купальниках каким-то образом оказались на крыше и звали на помощь.

✅ ГИПЕРТОНИЯ | Лекарства нового поколения

Фото: Валерий Блинов / РИА Новости 1/2

Многие взрослые спасали плачущих и ничего не понимающих детей. Ребята постарше помогали самым маленьким: в бассейне почти час простояла восьмилетняя Саша Ершова, которая во время обрушения крыши аквапарка взяла на руки трехлетнюю девочку — с ней на руках ее и застали спасатели.

Для одиннадцатилетней Саши Грозы все это казалось даже не страшным, а очень странным. Она просто не понимала, что происходит. Когда адский грохот утих, она в кромешной темноте вылезла из углубления, в котором пряталась. «Я встала, стояла секунд 30 и постоянно кричала: «Алена! Алена!» Я была в панике, не знала, что делать», — вспоминает она.

Но Алена не отвечала, и шокированная Саша побежала за теми, кто устремился к выходу. Лишь один раз она обернулась, и увидела, что то место, где была ее сестра, завалено кучей обломков.

Площадь разрушения была огромной — около 5000 квадратных метров. Элементы купола свалились прямо на зону бассейнов — накрыли детскую площадку, детский бассейн, бассейн с горками и другими развлечениями для детей.

Фото: Григорий Сысоев / ТАСС

Руины

Саша бежала к выходу по мешанине из осколков бетона, стекла и снега, она распорола ноги до крови. Внезапно она увидела мальчика Диму, который был в их компании. Вместе они пошли в раздевалку. Там дети переоделись и отправились звонить дяде — родители Саши и Алены в это время находились в восьми километрах от Москвы на свадьбе.

Сашу пришлось отвезти в Морозовскую больницу — у нее были глубокие порезы. Пострадавших в «Трансваале» везли в десять разных московских больниц, детей — в Морозовскую и 20-ю, все они находились в состоянии средней тяжести. У большинства были переломы конечностей и сотрясения.

Спасатели и другие московские экстренные службы прибыли на место уже через десять минут и всю ночь занимались разбором завалов. Тяжелую технику применять было нельзя — пользовались пневмощипцами, отбойными молотками, ломами и кувалдами. Во время работ упала еще одна часть купола — фрагмент козырька, но обошлось без жертв. 16 февраля все спасательные работы завершились.

Родители Саши и Алены срочно выехали в Москву. В тот момент они не знали главного, о чем уже было известно остальным родственникам: тело Алены нашли и отправили в морг. Матери и отцу сообщили о смерти дочери только по приезде домой. Саша узнала, что Алена погибла, еще через день.

Фото: Сергей Шахиджанян / «Коммерсантъ»

Из восьми детей, которые приехали в «Трансвааль-парк» отмечать день рождения двоюродного брата Саши, в живых остались шестеро. Вместе с Аленой погиб мальчик Витя. Алена умерла мгновенно от удара металлической балки по голове. Вите повезло меньше — ему перебило ноги, и некоторое время он был жив, но скончался еще до того, как до него добрались спасатели. Оба ребенка похоронены рядом.

Амнистия для архитектора

Уголовное дело возбудили в тот же день, 14 февраля 2004 года. Статья — 109 УК «Причинение смерти по неосторожности». Причины трагедии пытались выяснить в течение 20 месяцев.

В первые дни после случившегося многие считали, что это теракт, однако экспертиза слухи не подтвердила — никаких следов взрывчатых веществ на месте не нашли. Не было и никаких намеков на то, что крыша аквапарка обрушилась в результате чьих-либо преднамеренных действий.

Следователи пришли к выводу, что здание попросту было спроектировано с ошибками, к которым привели грубые просчеты при разработке документации. В результате в эксплуатацию был сдан объект, не отвечающий нормативным требованиям по безопасности и надежности.

По итогам расследования виновным признали главного конструктора «Трансвааля» Нодара Канчели и начальника Мосгорэкспертизы Анатолия Воронина. Обоим было предъявлено обвинение: первому в причинении по неосторожности смерти и тяжкого вреда здоровью, второму — в халатности, приведшей к гибели двух и более человек.

Однако реальный тюремный срок не получили ни тот, ни другой. Канчели был освобожден от ответственности по своему ходатайству в сентябре 2006 года, по амнистии в честь столетия Государственной Думы. Дело же Воронина московская прокуратура просто прекратила, законность этого решения подтвердил Замоскворецкий суд Москвы.

В тот год, когда Канчели амнистировали, произошла еще одна подобная трагедия: обвалилась кровля Басманного рынка, которую он проектировал в 1970-е годы. В этот раз жертв было еще больше — 68 человек. Но в случае с Басманным экспертиза исключила возможность обрушения здания из-за проектных недостатков, и подозрения с архитектора сняли.

Архитектор Нодар Канчели Фото: Александр Миридонов / «Коммерсантъ»

***

«Я тогда была в таком возрасте, что еще не понимала, что произошло, — говорит Александра Гроза. — Конечно, я винила всех, думала, что, может, аквапарк вообще взорвали. Сейчас я, разумеется, так не думаю. Просто такое стечение обстоятельств».

Родители долго не могли пережить смерть Алены. Однако они не сдавались, и в 2006 году мама Александры родила ей брата. «И как-то стали жить, потому что нужно же продолжать существовать дальше», — говорит она.

С тех пор дата 14 февраля для Александры перестала быть праздничной. Этот день она всегда проводит с родителями. Сейчас Саша живет в Петербурге, но приезжает в Москву каждый год. Вместе с родственниками они идут на кладбище, а потом — к памятной табличке, находящейся на том месте, где когда-то погибли 28 человек.

Постепенно боль притупляется, память пытается отсечь плохие воспоминания, оставив только теплые и хорошие. Однако почти через десять лет произошло событие, которое вновь ударило по выжившим и родным погибших: на месте «Трансвааля» — там, где установлена мемориальная табличка с именами погибших, — открылся новый аквапарк «Мореон».

«Не скрою, для меня это было очень болезненно, — говорит Александра. — Каждый раз, приезжая туда 14 февраля, не могла смотреть спокойно на аквапарк. С тех событий прошло почти 17 лет, но я больше никогда не посещала такие места».

В день обрушения «Трансвааля» Саша и Алена, которые всегда были не разлей вода, поругались. Из-за занятий Алены они и так опаздывали в «Трансвааль», а тут еще бабушка непременно хотела Алену покормить…

«Давай скорее! Мы в парк опаздываем!» — кричала ей Саша.
«Когда я вспоминаю этот момент, мне очень жаль, что какие-то две минуты решили нашу судьбу», — говорит она.

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

*

code

Кнопка «Наверх»
Закрыть
Закрыть