История

Тотальный контроль лесной промышленности

В прошлом году государство решило разом прекратить мучения множества условно легальных мелких пилорам, страдавших от роста пошлин на экспорт необработанного леса. Правительство полностью запретит его с 2022 года и введет систему контроля за оборотом леса, чтобы обелить сектор. Такие меры создают условия для консолидации отрасли крупными игроками, которых проще контролировать, а в будущем — обложить налогами.

Еще со школы мы помним, что Россия обладает самыми большими в мире запасами пресной воды, газа и древесины. Но если с использованием первых двух богатств страна худо-бедно справляется, то лесной сектор до недавних пор был обделен вниманием. Старые перерабатывающие мощности, убийственные для всего живого, вроде Байкальского ЦБК, постепенно (и не без скандалов) закрывались, а новые не строились.

Логичным итогом стал повальный экспорт круглого леса, в том числе незаконный. Во многих отдаленных регионах этот бизнес помогал населению выжить, и государство долго закрывало на него глаза, хотя периодически и обсуждало необходимость борьбы с теневым оборотом леса.

✅ ГИПЕРТОНИЯ | Лекарства нового поколения

Глубокой переработкой леса в России долгое время не занимался почти никто, кроме нескольких игроков, которым мощности достались в наследство от СССР. Однако в начале 2000-х годов в отрасль начали входить крупные российские инвесторы, зачастую непрофильные — как владелец «Северстали» Алексей Мордашов, который создал компанию «Свеза», или АФК «Система» Владимира Евтушенкова, за несколько лет объединившая активы в периметр Segezha Group.

Под давлением больших компаний, которых не устраивало существование огромного серого рынка необработанного леса, где не платили налогов и почти не вкладывали в развитие мощностей, государство еще в 2007 году ввело таможенные пошлины на экспорт кругляка вплоть до заградительных в 80%. После вступления России в ВТО в 2012 году экспортеры получили некоторые послабления, однако довольно скоро повышение экспортной пошлины продолжилось.

В 2020 году в этом процессе была поставлена точка — Владимир Путин распорядился создать единую систему отслеживания происхождения древесины и полностью прекратить экспорт кругляка с 2022 года. Несмотря на очевидную неотвратимость, решение стало шоком для небольших производителей, которые и так дышали на ладан из-за роста экспортных пошлин.

По сути, государство в лесной отрасли отказалось от прежней политики «социальной поддержки» населения за счет серого экспорта леса и теперь хочет консолидировать ее в руках крупных игроков, за которыми проще следить и которых несложно контролировать.

Усиление контроля может быть первым шагом к тому, чтобы сделать из этого сегмента экономики, который сейчас приносит бюджету мизерные поступления, новый источник дохода.

Ведь лес уже почти единственная крупная, основанная на использовании природных ресурсов отрасль с высокими экспортными доходами, не обложенная дополнительными налогами. А в этом году дефицит бюджета из-за пандемии уже заставил государство повысить платежи не только на привычных к этому нефтяников, но также химиков и металлургов.

Однако новый курс неоднозначно оценивают даже крупные компании. Так, глава Segezha Group Михаил Шамолин в интервью “Ъ” называл действия правительства правильными, отмечая, что уход с рынка после 2022 года многих производителей пойдет отрасли только на пользу. А владелец «Илима» Захар Смушкин на отраслевом форуме ЛПК 360 отмечал, что, пока в России не создали новых мощностей по переработке древесины, нельзя запрещать экспорт кругляка, так как это грозит потерей части экономики и «ничего хорошего не получится».

Очевидно, что следующий год огромное количество небольших пилорам не переживет. Но возникнут ли на месте этих часто серых или даже черных лесорубов современные предприятия — вопрос, ответ на который по большому счету столь же очевиден.

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

*

code

Кнопка «Наверх»
Закрыть
Закрыть